Этого нет в Википедии. Часть 3

19 мая 2020

top.jpgПротодиакон Павел Бубнов, старший преподаватель кафедры церковной истории и церковно-практических дисциплин Минской духовной академии, преподаватель Минской духовной семинарии, кандидат богословия, рассказывает об истории Успенского Жировичского монастыря в свете новых научных данных.

Начало здесь

Патронат: проблема или…?

— Вы упоминали свою книгу о Жировичской обители. Она уже издана?

— Да, она уже вышла в апреле 2020 года. Ее содержание как раз посвящено периоду от первого явления иконы до захвата монастыря униатами.

Эта книга по своему характеру духовно-просветительская, хотя в то же время в ней есть ссылки на источники, на документы, исследования. В ней много иллюстраций, прежде всего это фото богослужебных книг, связанных с Жировичским монастырем, с первым Жировичским храмом. Она не является чисто научным изданием для узкого круга специалистов, а предназначена для широкого круга читателей, в первую очередь паломников, туристов, которые приезжают в Жировичскую обитель и хотят познакомиться с ее историей, в том числе с древней историей. И, поскольку я уже сказал, что о древней истории Жировичского монастыря сохранилось очень мало сведений, то эта история обители помещена в книге в широкий контекст православной монашеской жизни в ВКЛ, особенно в XVI веке. То есть, можно проследить, какие православные обители существовали поблизости, в ближайших или дальних окрестностях Жировичей, с кем из видных деятелей церковной жизни ВКЛ мог контактировать и контактировал Солтан Александрович, основатель Жировичской церкви, а также его родственники.

К слову, родной брат Солтана Александровича был попечителем нескольких православных монастырей. Его племянник также называется в документах попечителем целого ряда церквей и монастырей. Точно не известно, когда к Солтану перешел Брестский Симеоновский монастырь, но уже его сын, Александр Солтанович, упоминается как попечитель этой древней обители, которая так и не стала униатской.

А еще в книге прослеживается связь между Супрасльской Благовещенской обителью и Жировичским монастырем. Оба монастыря возникли примерно в одно время. Супрасльскую обитель основали Александр Ходкевич и митрополит Иосиф Солтан, который долгое время в разных исторических произведениях либо отождествлялся с Солтаном Александровичем, либо считался его родственником, возможно, братом. Последнее не соответствует действительности — они были лишь однофамильцами. Митрополит Иосиф Солтан происходил из семьи землевладельцев Логойского повета. Но они с Солтаном Александровичем, несомненно, были знакомы, пересекались, общались. Солтан Александрович входил в ближайшее окружение великого князя Казимира и занимал высокое положение при великом князе Александре, как и митрополит Иосиф Солтан. Думаю, они были похожи в своем стремлении к развитию и укреплению православной церковной жизни в ВКЛ.

— Опять возвращаемся к праву патроната. Как Вы считаете, в целом оно было благом или злом для Православия?

— Как когда… Если владелец был православным и благочестивым, то это способствовало сохранению церковной жизни. А бывало разное: владелец мог быть неблагочестивым, и были примеры, когда в имениях даже православных владельцев служба в храмах прекращалась, потому что они не содержали священника, не обеспечивали храм всем необходимым. Когда началось наступление унии, то именно владелец решал, униатским или православным будет храм. Даже если священник и верующие этим решениям препятствовали, у владельца были все инструменты, чтобы всех несогласных выгнать, наказать, лишить возможности служения в этом храме. В общем и  целом, право патроната в период, предшествовавший унии, принесло, наверное, больше проблем Православной Церкви. Но всё-таки во время распространения унии те храмы и монастыри, которые остались православными, остались таковыми исключительно благодаря тому, что их православные владельцы не хотели допускать в свои владения униатских епископов и священнослужителей.

К примеру, я нашел в одном архиве целую подборку документов о положении унии в Турове, начиная примерно с 1620-х годов и заканчивая 1670-ми. Там можно прочесть, что городские старосты в Турове не пускают в город униатского епископа, и этот епископ пишет жалобы королю, что его не пускают в свою епархию. Он по титулу епископ Турово-Пинский, и его не пускают в свой кафедральный город. А старосты пишут королю: в нашем городе все церкви православные, и униатскому епископу там нечего делать. Это повлекло целый судебный процесс, с обменом документами. Мы видим, что там, где было городское самоуправление, горожане могли таким образом защищаться от религиозного принуждения.

В Вильно была похожая ситуация. Конечно, это столица, там горожане имели более ограниченные права, но они тоже сопротивлялись, протесты подавали, создали фактически Свято-Духов монастырь, одноименное братство, которое стало оплотом Православия и на которое равнялись во многих других городах ВКЛ.

…Вообще, сопротивление унии в XVII веке — тема, конечно, интересная. Занимаясь ею, я увидел, что в ней еще есть неизученные странички. Вот, допустим, вопрос: какой процент православных приходов и монастырей в XVII веке стали униатскими? Раньше мне представлялось, что почти все, во всяком случае, большинство. Теперь я бы сказал, что всё-таки меньшая часть. Но для более детального и обстоятельного ответа на этот вопрос нужно продолжать исследования.

Тема ранней истории Жировичей у меня лично очень повысила интерес к истории Православия в ВКЛ, поскольку до этого я больше занимался ХХ веком. Теперь я считаю, что погружение в конфессиональные реалии ВКЛ нам необходимо, потому что на территориях, когда-то входивших в состав Великого Княжества, некоторые процессы в церковной жизни повторяются. Те же аргументы иногда звучат, что и несколько столетий назад… Так что исследовать дальше эту тему надо.

От Парижа до Петербурга

— А как возникла идея написать книгу о Жировичах?

— Архиепископ Гурий, наместник обители, увидел мою книгу о храме в Сынковичах (которую я писал, опять же, по просьбе настоятеля протоиерея Арсения Ананко к 610-летию этого храма, освященного в 1407 году) и предложил сделать нечто подобное, но о Жировичском монастыре. В начале 2018 года я приступил к работе. Но, немного прикоснувшись к этой теме, понял, что за столь ограниченное время не смогу написать обо всей истории обители, и попросил владыку ограничиться только первым, доуниатским периодом. Владыка согласился, и, слава Богу, всё получилось. Хотя, как говорится, «когда ты заканчиваешь книгу — самое время написать ее заново». Сейчас понимаю, что мне бы хотелось отложить издание и еще поискать источники, собрать материал. Но тут уже сам юбилей на нас налагает определенные обязательства. Конечно, любая книга не может быть исчерпывающей, во всех сферах науки появляются какие-то новые сведения. То, что утверждали, к примеру, авторы в XIX веке, совсем иначе видится сейчас, в свете новых данных. Надеюсь, в изучении истории Жировичской обители моя книга будет каким-то шагом вперед, но не последним.

— Основной круг источников по этой теме, наверное, на польском языке?..

— Что касается богослужебных книг, то они все на церковнославянском. Они все понятны, доступны, и никаких проблем с их изучением у выпускника духовной школы нет. Затем идут актовые документы, в основном XVI — начала XVII века. Они написаны на старобелорусском языке, или западнорусском, как его называли в конце XIX века (а сами составители этих документов его называли русским). Эти рукописи довольно специфичны: скоропись не так легко читается, она нуждается в расшифровке, — но, так или иначе, все документы, попавшие в наше распоряжение, расшифрованы. Небольшая часть документов этого периода — на польском языке. А вот документы следующего периода, униатского, почти все на польском.

Есть еще большое количество литературы на польском языке, посвященной первому периоду истории обители. Но печатные польские издания читать вполне легко, в отличие от древних польских рукописей. Они тоже требуют расшифровки, и мне она не по силам. В таких случаях я обращаюсь к специалистам.

Плюс есть несколько источников на латинском языке. К ним, например, относятся дорожные паспорта Солтана Александровича времени его путешествия в Иерусалим. Часть их хранится в собрании Национальной библиотеки Польши в Варшаве, часть — в Национальной библиотеке Франции в Париже. Они были ранее изучены другими исследователями, их тексты были изданы на латинском языке, а сами документы — отсканированы и представлены на одном из интернет-ресурсов Польши.

Больше пришлось повозиться с базилианскими изданиями, посвященными Жировичской иконе. Я сначала составил их полный каталог, потом стал выяснять, где они есть, в собрании каких библиотек. Некоторые нашел только в Кракове, некоторые есть в Вильнюсе, Петербурге. Пришлось поездить… Они все, естественно, на польском языке (некоторые — готическим шрифтом на польском языке, прочитать их нелегко, но не невозможно).

— Казалось бы, совершенно локальная история: Жировичский монастырь. А если «копать», то открывается такой широкий контекст: Петербург, Варшава, Вильнюс, даже Париж…

— Да, это удивительно, что жировичские книги, жировичские рукописи разошлись в таком широком диапазоне. Здесь, в Жировичах, ничего и не осталось. С одной стороны, это хорошо, что они не погибли безвозвратно, а нашли свое место в хранилищах, где им уделяют должное внимание, где они смогли быть обнаружены исследователями, нами в том числе.

Огромную роль в сохранении части документов жировичского архива сыграл Прокопий (впоследствии епископ Павел) Доброхотов, преподаватель Литовской духовной семинарии. Когда Жировичский базилианский монастырь был закрыт, Доброхотов вывез часть его архива и библиотеки, и в дальнейшем она оказалась в составе собрания Императорской археографической комиссии. Сейчас этот корпус документов разделен на две части: одна находится в архиве Санкт-Петербургского института истории Российской академии наук, вторая — в библиотеке РАН.

Это целая отдельная тема — как те или иные книги и документы из Жировичей попали туда, где они сейчас находятся… Чтобы просто выявить эти источники, нужно проделать колоссальную работу. Слава Богу, что есть исследователи, которые уже занимались этим и занимаются сейчас. Те источники, которые я использовал в своей книге, уже были обнаружены другими исследователями, и я шел по их следам, параллельно находя и используя то, что не заметили другие. Хорошо было бы, конечно, провести исчерпывающий поиск документов о Жировичах по местам их хранения, но для этого нужны средства, время, силы.

Подготовка текста: иерей Кирилл Гордун, Татьяна Кузнецова

Church.by