Белорусский Экзархат

Положение Церкви в 20-х – начале 40-х годов 20 века

После начала 1-й мировой войны церковная жизнь на белорус. землях, ставших ареной военных действий, была парализована. Сразу же после установления советской власти в 1917 году духовенство и епархиальные учреждения подверглись гонениям и экспроприации, из ведения Церкви была изъята наиболее ценная недвижимость: архиерейские подворья, здания семинарий, духовных училищ, отдельных монастырей. В результате советско-польской войны к концу 1920 году была установлена новая граница между БССР и Польским государством: бывшие Гродненская и Виленская губернии оказались на территории Польши и Литвы, значительная часть Полоцкой и Минской губерний — в пределах Польши и Латвии. В октябре 1920 года, по благословению св. Патриарха Тихона, для районов Западной Беларуси, отошедших к Польше, была учреждена Пинско-Новогрудская епархия, на которую был назначен бывший викарий Полоцкой епархии, епископ Пантелеимон (Рожновский), прибывший в Новогрудок, где разместилось епархиальное управление, в августе 1921 года. Под давлением со стороны гражданских властей епископат православной Церкви в Польше встал на путь разрыва канонической связи с Московской Патриархатом. В январе 1922 года епископ Пантелеимон, за проявленную им верность св. Патриарху Тихону, был отрешен от управления епархией. В ноябре 1924 года Константинопольский Патриарх Григорий VII подписал томос о даровании Православной Церкви в Польше автокефалии. В апр. 1925 года Синод Православной Церкви в Польше официально провозгласил Польскую Церковь автокефальной в составе Константинопольского Патриархата. Все приходы, монастыри, духовные учебные заведения, а также епархиальные центры внутри польских государственных границ оказались в лоне новопровозглашенной Православной Автокефальной Церкви в Польше.

Восточная Беларусь (бывш. Могилёвская, а также большая часть Минской и Полоцкой губерний) оказалась под властью большевиков. На этих землях существовало около 1500 православных храмов, духовенство восточнобелорусских епархий подверглось репрессиям сразу же после установления советской власти. Весной 1922 г. началась кампания по изъятию церковных ценностей, затронувшая 1445 храмов, находившихся в Центральной и Восточной Беларуси. За сопротивление изъятию ценностей в 1922 г. был арестован архиепископ Полоцкий и Витебский Иннокентий (Ястребов). После ареста в мае 1922 года Патриарха Московского и всея Руси свт. Тихона в Могилёвской и Полоцкой епархиях широкое распространение получило обновленчество. 10 июля 1922 г. духовенство и миряне Минской епархии во главе с Минским епископом Мелхиседеком (Паевским) в стремлении не допустить захвата обновленцами местных храмов провозгласила автономию Белорусской Церкви (фактически в границах Минской епархии) с возведением Мелхиседека в сан митрополита. В марте 1923 г. он в сослужении с еще одним архиереем (имя к-рого пока неизвестно) хиротонисал себе в помощь 3 викарных епископов: на Бобруйское вик-ство — Филарета (Раменского), на Мозырское — Иоанна (Пашина) и на Слуцкое вик-ство — Николая (Шеметилло), открыто выступивших против обновленчества. 17–19 мая 1924 года в Могилёве обновленцы провели «Первый белорусский областной церковный собор», на к-ром попытались объединить свои силы в борьбе с духовенством, сохранившим верность свт. Тихону. Эта попытка, однако, не удалась. Возведенный на этом «соборе» в сан «митрополита» архиеп. Серафим (Мещеряков) уже в сент. 1924 г. оставил обновленчество и через покаяние был принят в общение с Православной Церковью. После выхода на свободу Патриарха Тихона все большая часть духовенства Восточной Беларуси стала возвращаться из обновленчества в каноническую Церковь. В Могилёвской епархии этому процессу во многом способствовали викарные Гомельские епископы: Варлаам (Рязанцев) и особенно Тихон (Шарапов). За сопротивление обновленчеству в мае 1925 года епископ Тихон (Шарапов) был арестован и выслан из Беларуси, в декабре 1925 года та же участь постигла митр. Мелхиседека (Паевского).

В 1-й половине 1927 года при поддержке ОГПУ обновленцы активизировали свою деятельность, в 1925–1935 гг. центром их деятельности являлся Минск,где жил обновленческий «митрополит» Даниил Громовенко. После выхода в свет «Декларации» 1927 г. Заместителя Местоблюстителя Патриаршего Престола митр. Сергия (Страгородского) духовенство Минской епархии 9–10 августа 1927 года провело епархиальный съезд под председательством епископа Филарета (Раменского), на котором заявило о провозглашении автокефалии Белорусской Православной Церкви. Причиной этого заявления было стремление духовенства Минской епархии хотя бы временно обособиться от смуты, поразившей в этот период Русскую Церковь. Однако эта инициатива не встретила поддержки в соседних Полоцкой и Могилёвской епархиях, таким образом в 1927–1935 гг. в Минской епархии одновременно существовали 2 православные иерархии: одна была представлена епископами-автокефалистами Филаретом (Раменским) и Николаем (Шеметилло), другая, подчинявшаяся митрополиту Сергию (Страгородскому), была представлена епископом Арсением (Смоленцем; 1927), епископом Павлом (Вильковским; 1927–1930), архиепископом Феофаном (Семеняко; 1931–1935). К маю 1929 года в Восточной Беларуси действовало 1123 храма, из них 424 (преимущественно в Полоцкой и Могилёвской епархиях) пребывали в каноническом подчинении митрополиту Сергию (Страгородскому), 386 церквей (прежде всего в Минской епархии) подчинялись епископам-автокефалистам, и 313 принадлежали обновленцам.

С весны 1929 года в Восточной Беларуси широчайший размах приобрела антирелигиозная пропаганда. В этом году был создан Белорусский антирелигиозный университет, 9 июня в Минске прошел 1-й всебелорусский съезд безбожников. Начались массовые аресты духовенства и мирян, сопровождавшиеся закрытием храмов. К началу 1932 года в Восточной Беларуси существовало около 500 церквей (включая обновленческие). Весной 1932 г. власти арестовали архиеп. Полоцкого и Витебского Николая (Покровского), вместе с ним пострадала большая часть духовенства Полоцкой епархии. Весной 1933 года последовала очередная волна репрессий. На этот раз были арестованы: Могилёвский епископ Феодосий (Ващинский) и Слуцкий епископ Николай (Шеметилло), а также обновленцы: Витебский «архиепископ» Михаил Постников, Мстиславльский «архиепископ» Досифей (Степанов) и Слуцкий «епископ» Савватий (Засимович). В 1929–1933 гг. к различным срокам заключения (а часто и расстрелам) были приговорены сотни священников и тысячи мирян, после 1933 года количество действовавших православных храмов в Восточной Беларуси исчислялось несколькими десятками. В 1935 году была арестована группа духовенства, объединявшаяся вокруг Минского архиепископа Феофана (Семеняко). Также в 1935 году в результате тайных переговоров, состоявшихся между Бобруйским епископом Филаретом (Раменским) и Могилёвским архиепископом Павлином (Крошечкиным) была упразднена автокефалия, вынужденно провозглашенная в 1927 году. В 1935 году был арестован обновленческий «митрополит» Даниил Громовенко, на его месте в Минск прибыл «митрополит» Петр Блинов, до своего ареста в 1938 году он служил в Александро-Невском храме города. Последняя волна арестов духовенства и мирян в Вост. Б. пришлась на 1937–1938 гг., подавляющее большинство людей, арестованных в эти годы, было расстреляно. Тогда погибли Могилёвский архиепископ Павлин (Крошечкин) и сменивший его на этой кафедре епископ Александр (Раевский), в ноябре1937 года был расстрелян епископ Филарет (Раменский). Летом 1939 г. в Восточной Беларуси власти закрыли последний официально действовавший православный храм, находившийся в Бобруйске. За исключением нескольких катакомбных церквей (2 находились в Могилёве и в Гомеле) в Восточной Беларуси с лета 1939 до лета 1941 года православные богослужение нигде не совершалось.

В сентябре 1939 года, по договору между СССР и Германией, западно-белорусские земли, находившиеся под властью Польши, были воссоединены с восточными и вошли в состав БССР. В пределах БССР оказались 3 епархии, входившие ранее в состав Православной автокефальной Церкви в Польше: Виленская, Гродненская и Полесская, в которых действовали около 800 храмов и 5 монастырей. Решением Патриаршего Местоблюстителя митр. Сергия (Страгородского) от 17 октября 1939 года управление воссоединенными территориями было поручено архиепископу Пантелеимону (Рожновскому). Архипастырю был пожалован титул «Пинско-Новогрудский» и присвоено право ношения на клобуке бриллиантового креста, а также звание Экзарха Московской Патриархии по епархиям западных областей Беларуси и Украины. Архиепископ Пантелеимон разослал епископам подведомственных ему епархий послания, в которых запретил за богослужением поминать имя митрополита Варшавского и всея Польши Дионисия (Валединского) и предложил выслать декларации о признании канонической власти митрополита Сергия, декларацию прислал только Острожский епископ Симон (Ивановский). В ответ на действия владыки Пантелеимона архиепископ Пинский и Полесский Александр (Иноземцев) и епископ Волынский и Кременецкий Алексий (Громадский) самочинно учредили Синод, задачей которого было управление церковными приходами в пределах западной Украины и Беларуси. Деяния Синода ни Патриаршим Местоблюстителем Сергием, ни Экзархом его архиепископом Пантелеимоном признаны не были. В июле 1940 года архиепископу Пантелеимону было поручено управление Гродненско-Виленской епархией, кроме территорий переданных в 1940 году Литовской Республике, одновременно архиепископ Пантелеимон освобождался от исполнения обязанностей Экзарха Московской Патриархии. В конце октября 1940 года определением Московской Патриархии для наблюдения за исполнением в епархиях, расположенных в западных областях Украины и Беларуси, распоряжением Патриархии был учрежден Западный Экзархат во главе с архиепископом Николаем (Ярушевичем). Из западнобелорусских епархий в состав Экзархата вошли Гродненская и Полесская епархии.

В Западной Беларуси советские власти не стали прибегать к массовым репрессиям по отношению к духовенству и к закрытию храмов, как это было на Востоке. Однако они объявили о национализации церковной собственности, в школах запретили преподавание Закона Божия, была свернута книгоиздательская деятельность. В официальных средствах массовой информации был развернута антирелигиозная кампания. Некоторые священнослужители были арестованы по обвинению в пособничестве «врагам народа», репрессиям подвергались также православные педагоги в школах.